“ГДЕ ЖИВУ, ТАМ И УЧУ ВОЛЕЙБОЛУ,” – ЕЛЕНА ЗАРУБИНА РАССКАЗАЛА VF О СВОЕЙ ШКОЛЕ ВОЛЕЙБОЛА ПЛОТИК, СЕМЬЕ И СЪЁМКАХ В КИНО.

Как вы знаете, без волейбола мы не можем. И в своей любви Volleyball Fans не одиноки. Недавно нас пригласили в волейбольную школу ПЛОТИК, где мы взяли интервью у ее основателя – Елены Зарубиной, заслуженного мастера спорта, серебряного призера Олимпийских игр в Афинах. Елена рассказала о новых секциях, тренерском опыте, работе в сериале “Дылды” и многом другом. 

Е.Зарубина

Елена Зарубина – заслуженный мастер спорта, серебряный призёр Олимпийских игр в Афинах (2004), двукратный бронзовый призер чемпионатов мира, двукратная чемпионка Европы, 4-кратная чемпионка России

– Мы находимся в гостях в волейбольной школе ПЛОТИК и беседуем с серебряным призером Олимпийских игр в Афинах, неоднократным призером чемпионатов России, двукратной чемпионкой Европы, заслуженным мастером спорта Еленой Зарубиной. Здравствуйте!

– Я вас тоже приветствую! Очень рада вас видеть. Спасибо, что приехали. 

– Расскажите, как появилась школа?

– Школа моя появилась не спонтанно. Она появилась из моего желания покинуть дом и начать заниматься чем-то еще, кроме как сидеть и воспитывать детей. Сидеть дома я уже просто не могла. Изначально, конечно, ближе к окончанию карьеры, я понимала, что мне нужно будет чем-то заниматься. Для себя я определила, что буду тренером. Я люблю детей, у меня свои амбиции, я хочу передавать опыт, я обожаю видеть, каким ребенок ко мне приходит, и что получается в итоге. То есть это материал, как глина: ты можешь из него лепить, учить, обучать не только волейболу, но и другим навыкам. В итоге получаешь результат, который, как мёд на душу, очень приятно видеть.

– Как появилось название?

– Тут очень всё просто. Я думаю, что многие знают меня по фамилии Плотникова, это моя девичья фамилия. С 17 лет я играла в команде у Николая Васильевича Карполя в “Уралочке”, провела там все свои годы юности, в сборной. А у каждого, или почти у каждого, игрока есть, так называемый, никнейм, который прилипает на всю жизнь. Вот, исходя из фамилии Плотникова, все меня звали в команде Плотик, скажем так, ласково, девчонки-подружки. Иногда и Николай Васильевич тоже так называл, но в основном там еще было вот это: “Плооооот!” (изображает крик Н.В. Карполя) Вот решили, пусть будет ПЛОТИК. Так и назвали. Все улыбаются, когда видят это название, интересуются, почему ПЛОТИК. А я отвечаю: “Я – Плотик, моя команда тоже Плотик” (улыбается).

– А Вы переняли какие-то черты от своего наставника?

– Ну, все тренеры разные и подходы к тренировкам разные, и отношения к людям свои, понятия свои. Что я взяла от Николая Васильевича? Самое хорошее. Я работаю, стараюсь придерживаться его понимания подачи ребёнку, подростку правил волейбола, наверное, старомодных. То есть для меня важно отношение к волейболу, важно отношение к спорту человека, какие цели он преследует, когда приходит ко мне, для чего он приходит. Плюс я уделяю очень много внимания технике так же как Николай Васильевич. Для него это было очень важным аспектом в нашей игре. То есть человек техничный, выполняющий все волейбольные движения, он намного выше таких же подростков, которые, может быть, это где-то упускают. Поэтому, конечно, спасибо большое Николаю Васильевичу. Это огромный опыт. Я применяю многие упражнения, даже слова, какие-то высказывания. Да, я повторяю за ним и говорю это своим подросткам.

– Расскажите, как попасть в ПЛОТИК? Как начать тренироваться, есть ли какие-то ограничения по возрасту или подготовке? В какие группы набираете?

– Изначально у нас была школа классического волейбола. Она существует уже шесть лет (2 ноября школе 7 лет – прим. редактора), мы достаточно известны в волейбольном кругу. Это коммерческая школа, не государственная, и я беру всех детей. У меня есть группа 7-11 лет, есть тренер который их тренирует отдельно. Есть две подростковые секции сейчас, которые веду я и тренеры, которые помогают. И есть взрослая секция, куда приходят люди любого возраста, любого физического состояния. Взрослые приходят однозначно ради удовольствия. 

Беру всех, любого вида: толстеньких, тоненьких, слабеньких… родители иногда приходят: “Ой, она у меня мячик поймать не может”. Я говорю: “Ничего. Научим. Будет ловить, отбивать, всё будет”. Опять же, когда мне приводят такого ребенка, за которого мама говорит, что он или она ничего не может, мяча боится, и когда ты видишь результат… Ребенок, который действительно боялся, от мяча прятался, просто расцветает, перестает бояться, у него появляется уверенность, он или она начинают делать упражнения, которые никогда не подумали бы, что он выполняет их. Вот результат, ради которого я собираю детишек. Детишек разных, у меня нет отбора. Единственное, когда соревнования, то играют, конечно, те, которые лучше себя показывают среди своих сверстников. Детки это тоже понимают, я стараюсь никого не обижать, объясняю, что это соревнования, участвуют шесть человек, которые лучше. Всегда есть шанс стать лучше. Для этого надо не пропускать тренировки без причины, не халявить на тренировках, слушать тренера, в общем, такие стандарты, которые в любом спорте присутствуют. Дети совершенно адекватно их воспринимают. Я пока не вижу никаких проблем, что у меня кто-то играет, а кто-то нет. 

ПЛОТИК

– А дети после Вашей школы идут куда-то? В школу Олимпийского резерва, например.

– Знаете, если мне приводят ребенка, у которого я вижу особенные данные для волейбола: это может быть рост, если еще рост небольшой, но я вижу большие кисти, большие стопы, или высокие родители, то есть у ребенка есть потенциал вырасти, я предлагаю родителям обратить внимание на это и, может быть, отдать как раз в школу Олимпийского резерва. 

Наверно, знаете как получается, дети и родители определяются со своими желаниями до того, как ко мне приходят. То есть если ребенок хочет пойти играть на хорошем уровне и чего-то добиваться, то он уже идет в спортшколу. Единственное, здесь можно заинтересовать ребенка. Может быть, он не знает хочет он этого или нет. Он ко мне приходит и заинтересовался, он горит этим. Я тогда тоже говорю родителям: “Почему бы и нет, попробуйте. В вашем возрасте ещё могут взять в спортивную школу”. Там уже родители правят миром. Они говорят: “Нет, Елена Михайловна. Нам достаточно, что у нас ребенок занимается, все отлично, нам всё нравится, но у нас на английский язык акцент, – или, – мы музыканты-скрипачи”. Пожалуйста, хорошо. Пусть ходит ко мне довольный, счастливый и радуется у меня волейболу.

– Мы видели перед интервью, здесь занимались борьбой. Как связаны волейбол и борьба на песке?

– Да, мы вообще сегодня на песке собрались. Хочется сказать, что школа расширяется. Мы начали с классического волейбола. Поняли запрос людей на “а где бы поиграть на песочке? где поиграть в пляжный волейбол?”. Мы все время отправляли в разные места, а потом подумали, почему бы и нет. Это же тоже волейбол. Решили попробовать с пляжным волейболом, если люди спрашивают. Вот, открыли здесь секцию в центре пляжных видов спорта “С.С.С.Р.”, всё очень неплохо. 

По поводу уровня… Вот люди звонят и говорят: “Вот я ничего не умею, – или, – ну, я так, чуть-чуть, чуть-чуть. А вы меня возьмете?” Ну, конечно возьмём! Приходите. Может быть научитесь здесь, а потом пойдёте куда-то более серьезно играть, если захотите. Вы сейчас не можете туда попасть, потому что что-то у Вас не так, так приходите, научитесь у нас. Потом пожалуйста, вперед, дальше, на более высокий уровень. То есть в таком формате работа. 

А по поводу борьбы –  это уже, скажем так, наше маленькое детище, от волейбола немножко отступление. У нас замечательный тренер по пляжному волейболу Гостюхин Дмитрий. У него больше 20 лет тренерского стажа, занимался единоборствами, он чемпион МАИ по боксу (Московский авиационный институт – прим. редактора). Вот, помимо того, что он у нас тренирует волейбол, было предложение почему бы не перенести единоборства на песочек. Именно для детей. Причем эти единоборства с младшего возраста. Если в волейбол дети идут в семь-восемь, а то и позже, лет, то в детские единоборства на песке, мы подумали и решили, можно запускать с четырех лет. Потому что физическое развитие, развитие силы, воли, быстроты – это можно прививать ребенку с малых лет, что нам необходимо при нашей сумасшедшей жизни, компьютеризации… Раз есть зал, есть возможность, то почему бы и не учить. Это даже не как вид спорта, а дополнение к развитию ребенка с таких малых лет. Я считаю, что это классно, что это обязательно даст хорошее положительное развитие. 

ПЛОТИК борьба

– Помимо борьбы просто ОФП занимаетесь?

– В секции, которая сейчас с детьми будет?

– Да.

– Смотрите, эта секция направлена на полноценное развитие ребенка. Четыре года – какая там борьба особенно, да? То есть естественно там работа на гибкость, какие-то акробатические элементы, кувырки, правильное падение, чтобы ребенок знал, как сгруппироваться. Без этого никак. Мы даже мячики волейбольные им будем давать, чтобы они уже сейчас учились их ловить. Пусть это будет волейбольный, даже сейчас неважно, что он будет ловить – футбольный или баскетбольный мяч. Но вот эти навыки для развития очень хороши.

ПЛОТИК борьба

– А Вы пробовали себя в борьбе?

– В борьбе – нет. Я с волейболом закончила давно, а мой сын пошел в бокс. И вот я со своим сыном пошла на бокс. Это было очень смешно и весело, потому что, кто понимает, что такое волейбол, там всегда “правая рука — левая нога”, кто понимает бокс, там все время работа идет одной стороной. Для меня настолько автоматом вот эта разносторонность, что, когда мне говорили: “Ну что же ты не можешь одновременно правую руку и правую ногу поставить”, я говорила: “Всё, не могу!” (смеется)

В общем, вот у меня опыт был с боксом. На самом деле я может и занималась бы для себя, потому что какое-то движение, интерес есть. Травмы. У меня травмы, они меня замучили. Я поняла, что максимум, что я могу – это ходить по лесу. Получать удовольствие от этого. 

– Часто ходите?

– Да, у меня есть дача рядом с лесом. Есть куда выйти погулять, собрать ягоду, грибы – обожаю.

– Вернемся к волейболу. 

– Да, давайте.

– Вы – классик. Естественно, профессионал в своем деле. А каково Вам на песке?

– Именно здесь я ни разу на тренировке не была. Мы с мужем ходили на Левый берег (пляж Левобережный – прим. редактора), здесь недалеко. Потрясающий сделали комплекс спортивный под открытым небом. Ощущения очень интересные, потому что в классике даже технически всё очень отличается. Что-то тут нельзя делать, верхняя передача должна быть особенной, перекидывать мяч через сетку – там какие-то свои “кулачки”. Выпрыгивания на блок, в нападение – тоже всё другое. Ну, я, как классик истинный, думаю: “Сейчас я всех… что-нибудь сделаю, всем покажу” (смеется). Закопалась я в этом песке! Единственное, мне понравилось, как можно падать: бежишь за любым мячом, падаешь и тебе не больно. Вот это класс! Ну, не считая ссадин каких-то. А так, классический волейбол, конечно, отличается от пляжного. Наверно, классики, которые переходят в пляжный волейбол открывают для себя много интересного. В принципе, это потом можно и в классике применять, судя по тому, что я вижу. Почему бы и нет.

ПЛОТИК турнир

– А с кем Вам сложнее или, наоборот, легче работать: с детьми или взрослыми?

– Взрослые, ещё раз скажу, приходят ради удовольствия. Они уже состоявшиеся личности. У них уже какие-то закоренелые привычки, движения. Если они еще приходят где-то чему-то уже научились, то переучивать их очень тяжело. Тут либо ломать, либо говорить: “Давай попробуем немного по-другому, вот так ты уже умеешь. Сделай так, может получится лучше, чем ты уже можешь”. Да и отношения у взрослых к тренировкам немного другое. Они более ответственно что ли относятся. Они если пришли, то отрабатывают: получается, не получается, разочарования или счастье у них от результата. 

А подростки… Некоторые вообще не знают зачем пришли – мама с папой привели. Ну, и встает он вот в такую позу (скрещивает руки на груди). Я говорю: “Привет, как дела? Пришел в волейбол научиться играть?” А он в той же позе: “Научите?” Я говорю: “Конечно. Вот если ты руки опустишь и начнешь выполнять то, что я тебе говорю, то конечно научу. Ты тут лучше всех будешь” (улыбается). Он: “Да? Давайте!” То есть они все специфические. Кто приходит с горящими глазами, хотя это совершенно не волейбольные дети. Думаешь, что им особо нет смысла мяч в руки давать, лучше бы они борьбой пошли заниматься. А они приходят, они горят! Ну, а что делать? Будем учить. Вообще, с детьми надо разговаривать, надо общаться, им надо рассказывать. Потому что голая работа – это, конечно, неинтересно. Бывают моменты, когда я и ругаюсь, потому что они и похулиганить могут, и вообще забыть, что они пришли на тренировку. 

В общем к каждому надо иметь какой-то подход. Иногда очень сложно, иногда дети уходят: они либо не готовы к той работе, которую я им предлагаю, либо они не готовы психологически к тому, что я требую от них. Естественно идет некоторая текучка. А кто-то остается у меня на года. Есть некоторые ребята, вот уже семь лет школе, а они занимаются пять лет. Они пришли ко мне 11-летними, им уже по 16. Я вижу, какими они у меня были, как они растут и вырастают. Это классно! На самом деле здорово, когда дети остаются, прикипают, им больше ничего не нужно, они понимают ради чего приходят: может быть ради волейбола, который действительно полюбили и больше ничего не нужно. Поэтому подростки своеобразный контингент, но очень интересный. 

У меня, конечно, переживаний куча, нервов куча на это уходит, но мне нравится. Ну, где-нибудь попереживаю, порасстраиваюсь, себя погрызу, но ничего. Встаём и дальше работаем. 

ПЛОТИК мяч

– Значит для Вас это важно, если такие эмоции.

– Да, важно. Иначе я этим и не занималась бы. Сейчас подростковые секции еще открываем в Путилково. Точнее берем всё направление классического волейбола в Путилково: то есть у меня будет еще одна детская, еще одна подростковая, еще одна взрослая группы. Единственное, мне уже не разорваться и там будут другие тренеры. Я буду приезжать туда только на мастер-классы или посмотреть на тренировку. В общем, расширяемся. 

– Я так понимаю, у вас в основном по области залы?

– Где живу, там и даю всем возможность научиться волейболу. Пока так. Насчет Москвы не думали. Мне комфортно здесь, рядышком, свой ареал развивать: вот здесь у меня должен быть волейбол, пусть это будет мой волейбол, буду я и моя школа. 

– А воспитанники в каких соревнованиях участвуют?

– Мы два раза в год проводим свои соревнования – Кубок ПЛОТИК. Изначально идет запрос в общеобразовательные школы нашего района. То есть мы записываем обычные школы, которые готовы собрать команду и участвовать. Дальше к нам добавляется ближняя область, наши друзья, и мы делаем турнир. Турнир длится довольно долго – в течение четырёх-шести недель по субботам и воскресеньям, в зависимости от количества команд. В результате у нас победители, призы, обязательно торт, шарики. Дети довольны, всегда очень ждут нашего кубка, потому что для подростков сейчас нет соревнований, их очень мало. Наша школа пытается найти соревнования, куда-то подключиться, а их просто нет. Школы играют свои турниры, в которые не пускают никого со стороны. 

В прошлом году нас пригласили Химки. Они сделали открытое первенство Химок среди школьников, и мы были туда приглашены. Для нас было вообще супер! Да простят меня организаторы, если совру, там было примерно 18 команд, поделены на подгруппы. Мы играли в этом турнире и заняли третье место. Для нас, для моих детей это было достижением. Они такие же школьники. Соревнований между собой не хватает, когда дети находят друзей, когда они понимают чем занимаются, для чего, становятся бойцами. Одно дело на тренировке играть, другое – когда надо проявлять себя. 

Турниры нужны обязательно, мы будем их проводить, может сами куда-то подключаться. Так что над этим работаем. 

– Я слышала, у Вас старшая дочь занимается волейболом. Она с Вами здесь занимается?

– Старшая дочь, да, занимается волейболом. Вот знаете, как говорят, амбиции родителей, мы хотим чтобы наши дети были лучше нас… Дочке сейчас девять лет, скоро 10 лет будет, 168 роста. Я ей говорю: “Настенька, я тебя не хочу заставлять идти в волейбол ко мне, хочешь, я тебя в баскетбол, в легкую атлетику отдам, – то есть туда, где нужны высокие дети, – занимайся. Но я тебя без спорта не оставлю”. Спорт он воспитывает. Семья тоже, а вот спорт – там есть тренер, там есть какие-то понятия, ты чего-то добиваешься. Добиваешься в спорте – добиваешься в жизни. Ну, мама волейболистка, она тоже пошла заниматься волейболом. Первое время было отрицание. Она бросала много раз, хотя два года занимается. Но в эти два года какая-то война у нее происходила. В итоге, недавно она поняла, что у неё начало получаться, что она не хуже, а может даже лучше других, то есть у нее появился интерес, у нее появилось чувство соперничества, что она должна быть лучше. 

Когда у ребенка что-то начинает получаться, мы поддерживаем, мы это холим и лелеем, чтобы это не загасить. Я вот сейчас в том состоянии мамы нахожусь, когда не хочу её перегрузить вот этим “давай-давай, всё будет классно, всё у тебя получится” и в то же время не хочу пустить на самотёк, чтобы она не “слилась”, как говорят. Я, как мама-спортсменка, боюсь эту грань нарушить, чтобы не столкнуть ни в одну, ни в другую сторону. Поэтому сейчас я стала возить её в Зеленоград, в школу Олимпийского резерва. Она сейчас тренируется там, вроде довольная, счастливая. Стала интересоваться: что, как, зачем, почему, ко мне на тренировки стала бегать. К подросткам стала на тренировки приходить, хотя она в группу детей еще проходит по возрасту. Говорит, что ей интереснее. Если взять по уровню, то она не хуже подростков сейчас. Но опять же боюсь её “перекормить”, потому что вот всё здорово-здорово, а ей, оказывается, надо было еще в шарики поиграть (показывает на воздушные шарики) в этом возрасте. Надеюсь, что поступим правильно, она свой выбор сделает. Если в пользу волейбола, я думаю, что хороший игрок получится. 

ПЛОТИК

– А младшая чем-то занимается?

– Младшая кричит: “Мама, когда ты меня на тренировку возьмешь?” А я говорю: “Нет, подожди, пока не возьму” (смеется). 

– То есть дети сами выбирают, чем заниматься?

– Да. Они у меня поют, обе с хорошим слухом. Я это тоже поддерживаю. Не волейбол – пусть поют, не волейбол – пусть другой вид спорта. Я переживаю за то, чтобы они у меня все-таки были в спорте, были спортивными девочками. 

– Вы не очень хотите, чтобы они были в профессиональном спорте или наоборот?

– Нет, я всегда за профессиональный спорт, сама прошла через это. Многие говорят, что “физкультура лечит, а профессиональный спорт калечит”. Но я считаю, что если у человека есть цель, если у человека всё нормально с головой… Почему нет?

Вот она (старшая дочь – прим. редактора) сейчас в спортшколе учится, потом спортшкола закончится. Возьмут её в большой волейбол или не возьмут её в большой волейбол, у неё должен быть какой-то пласт, с которым она дальше сможет развиваться. Пусть волейбол у нее останется на том уровне, который есть, но должно быть направление, куда дальше расти. Пусть это иностранные языки, поступление в институт… Я её точно не буду принуждать.

– Это приятно слышать! Вы ставили сцены в сериале “Дылды”, сериал про волейбол на СТС….

– Это было круто!

– Съемки как-то повлияли на школу? Что-то поменялось?

– Это вообще случайное какое-то стечение обстоятельств, но реально классное, крутое! На меня вышел через фэйсбук продюсер “СТС” Дмитрий Табарчук, сказал: “Елена, можно с Вами пообщаться?” Поскольку фэйков много в фэйсбуке, я быстрее давай пробивать: что, кто такой. Оказалось, правда продюсер “СТС”. Я ответила: “Да, конечно можно”. И мы встретились с его командой киношников, мило назовем их так, не в обиду. Им изначально от меня нужны были истории. Они как раз писали сценарий, и чтобы было ярко, красочно, интересно, они собирали материал, не только со мной общались. Пришли и попросили: “Расскажите какие-нибудь интересные истории: забавные истории, грустные, вот про эту жизнь Вашу волейбольную, которая тогда с Вами была”. И мы просидели, наверно, часа четыре. Они были просто в восторге! Классные-классные-классные у нас получились посиделки, общение! Мы попрощались, они сказали “Всё классно! Спасибо большое. Если что, на премьеру Вас пригласим”. 

Я про них забыть забыла, через какое-то время мне звонок, связывается со мной непосредственно продюсер сериала и говорит: “Елена, Вы не хотели бы поучаствовать в съёмках сериала, как консультант волейбольных сцен?” Конечно! Как же нет? Это же что-то новое, это же интересное, это другой мир. Как вот для них волейбол – это другой мир, так для меня кино – это другой мир. Я естественно туда пришла, и это была… Олимпиада на самом деле. Это была Олимпиада с такими экзаменами… Адреналин просто зашкаливал. Когда всё закончилось, когда мы отсняли всё, уже премьера, я понимала, что мне не хватает этого адреналина: что такое, никто не кричит “давай туда”, “давай сюда”, “стоп камера”, “тут снято”, “дубль”. Было жутко интересно! Это такой опыт, знакомства, кино, такие впечатления, ощущения… И сейчас выходит второй сезон, я там тоже работала вместе с ними. Уже с новым режиссером, новыми операторами, это уже совсем другая команда. Посмотрим, что выйдет в итоге.

А что касается волейбола. Во-первых рейтинг был очень большой у этого сериала. Подростки смотрели этот фильм. Подростковый интерес к спорту сейчас очень развит: все родители пытаются своих детей в спорт отдать, реклама, пропаганда здорового образа жизни. Это круто! Вот у “СТС” перед этим шесть или семь сезонов “Молодёжки” было про хоккей, я смотрела все. Мне было интересно. Мне были интересны вот эти тоже отношения спортивные. Я думаю, что большой пласт посмотрел этот сериал (“Дылды” – прим. редактора). Пришли ли ко мне дети, которые заинтересовались после этого? Не знаю, ко мне не приходили, не говорили: “Ой, я посмотрела “Дылды” и пришла или пришел”. Но я думаю, что обратили внимание многие, заинтересовались многие и, может быть не ко мне, может в спортшколу пришли. Массовость пополнилась, я думаю, из-за этого сериала. Это здорово.

– А с актрисами каково было работать?

– Актрисы – это актрисы (смеется). Ко мне пришли девочки, которые прямо “Актрисы”. Одна ещё более-менее спортивная девчонка, боевая, Даша Пицик, которая в сериале Лёлю играет. А остальные – суперские, классные, но они – актрисы: очень нежные, девочки такие. И научить играть их в волейбол… У нас примерно три месяца было и за это время у нас было максимум тренировок 20. Те, кто понимают, что такое волейбол, и, что такое – научить с нуля за 20 тренировок… Они терпели, они старались, они потели бедные, они кричали, что им всё больно, что не могут они уже ни бегать, ни прыгать. Я говорила: “Девочки, у нас будет с вами постановка. Это кино, вы сами представляете. Но нужно, чтобы у вас были ручки, чтобы у вас было всё правильно. Вы сделайте мне только то, что у вас будет постановочное. Там всё отрежут, как у вас отлетело не туда, только сделайте мне всё красиво” (смеется). 

В итоге волейболисты, которые профессионалы, смотрели, оставляли очень много разных комментариев в фэйсбуке, в инстаграме. Я на всё отвечала.

Я очень довольна работой, тем что получилось. Сейчас второй сезон должен быть еще круче, однозначно. Ждем выхода.

– С девочками, которые играли за команды, с ними проще было работать?

– Да, конечно. Там девчонки-волейболистки. Какого бы уровня они ни были, с ними вообще проблем не было. Им говоришь: “Встаём сюда, делаем то, делаем это,” – и всё, с ними всё хорошо.

– Вы пробовали играть в волейбол на снегу?

– Я могу только сказать, что у нас есть замечательное место волейбольное – Раздоры называется. Это Мекка волейбола – лесные поляны, туда приходят все, кто любит волейбол. Там играют круглогодично, в любую погоду, в том числе и зимой. Мы с моим мужем Алексеем редко, но приезжаем туда. Некоторое время приезжали и зимой. Могу сказать так: играть жарко, всё время руки мерзнут; перчатки надеваешь – всё, уже не те ощущения; перчатки снимаешь – мяч не можешь отбить, потому что холодно и больно; телу тепло, а рукам холодно. А так, ничем не отличается. Удовольствие, свежий воздух, продышишься, нагуляешься. Супер!

– Как вектор для развития Вашей школы не рассматриваете?

– Нет, над этим пока не думали. Я думаю, это больше для удовольствия, для развлечения, но никак не рабочий момент. Сейчас, конечно, развивают снежный волейбол, но для меня это отдых. 

ПЛОТИК турнир

– С учениками как-то проводите время вне школы? Есть какие-то традиции?

– Вывозим учеников два раза в год в Раздоры. Мы приглашаем посмотреть как раз на лесной волейбол, на людей, которые в основной массе научились играть в школе, в компании, например, а потом пришли туда. Вот как они играют, на каком уровне они играют, как они там отдыхают, как они умеют наладить свой отдых с волейболом. Дети смотрят и спрашивают: “Елена Михайловна, а мы когда еще поедем? А можно я туда еще поеду?” Я отвечаю: “Да, бери родителей и приезжай”. То есть интерес у детей есть. 

Еще я вожу детей на игры чемпионата России, когда “Динамо” играет, неважно на мужчин или на женщин. По желанию, естественно. Очень много народа собирается посмотреть на профессиональный волейбол. Такие у нас выходы в свет.

– Вы говорили, что планируете открываться в Путилково. А еще какие-то ближайшие планы развития есть?

– Пока там. Пока всё это разовьётся, обрастёт, вырастет, придут люди… Нужно время. Поэтому разбрасываться возможностями не стоит. Сейчас налажено здесь, будем налаживать там. 

– Напоследок хотелось бы попросить, чтобы Вы пожелали что-то нашим подписчикам. 

– Не бойтесь приходить, начинать учиться волейболу. Это на самом деле классно. Вас сразу примут в волейбольную семью, вас научат играть в волейбол в каком бы вы состоянии не были, чего бы вы не могли или не умели. Или может умеете, но хотите улучшить свои возможности, свой уровень. Приходите обязательно. Будет здорово. Найдёте новую семью! 

 

Volleyball Fans благодарит Елену Зарубину и Алексея Зарубина за организацию интервью и возможность принять участие в мини-турнире по пляжному волейболу. Также хотим сказать спасибо детям, принимавшим участие в съемках, взрослым, с которыми было приятно соревноваться и отдельно – тренеру Дмитрию Гостюхину.

ПЛОТИК общая фото

Добавить комментарий

Войти с помощью: